Сделайте мне красиво! или размышления практикующего процессора в кресле парикмахерской…

Сажусь сегодня в кресло к парикмахеру — пришел подстричься — а он меня спрашивает: «чем стричь будем, ножницами или машинкой?» Тут я впал в замешательство и подумал — а вот если вот так же приходит ко мне человек на сессию процессинга, а я ему такой говорю:: «Ну, чем процесситься будем? Расстановочки? Чистое пространство? Символическое моделирование? Гештальтик? Регрессия? Эмоционально-образная? Био-энергитика? Телесочка? ПЭАТ? Глубокое сканирование жизни? Сокращение эмоциональных травм? ППШ? УТТ? …»

Представляете лицо человека? Он пришел проблему решить, а я ему развернул во всей красе ковер с инструментами и стою гордо, довольный собой, прямо свечусь весь и сияю от своей профессиональной крутости — выбирай, мол! 🙂

Согласитесь — глупая ситуация.

В жизни, как процессор, я не беспокоюсь об инструментах, которые буду использовать в сессии. Просто провожу ритуал «чистого начала» и слушаю человека. Слушаю. Слушаю. И еще слушаю. Слушаю, пока нужный инструмент сам не окажется у меня в руках и не начнет «жечь руку». Тогда я пускаю его в ход и снова слушаю, слушаю, слушаю… Пока человек не прояснится или новый инструмент не появится в руке. А когда наступило прояснение — делаем «Чистое окончание».

Иногда одного инструмента бывает достаточно — заинтересованного внимания, иногда бывает нужна целая дюжина, но лучше всего, когда после завершения сессии вообще непонятно — сколько каких инструментов было использовано — настолько плавный и незаметный был переход от одного к другому…

Парикмахеру я так ответил: «Мне важен результат, а как и чем вы меня стричь будете, тут я полностью полагаюсь на ваш профессионализм и опыт. Просто сделайте мне красиво!»

К хорошему специалисту и на отдыхе очередь…. 🙂

Психотерапия — это неизбежный шаг

Сначала я процитирую этот текст.

Светлана Хмель ( lucky_chaky)

Я сделаю все наоборот.

Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Милый! Ты не обязан становиться инженером. Ты не должен быть юристом. Это не важно, кем ты станешь, когда вырастешь. Хочешь быть патологоанатомом? На здоровье. Футбольным комментатором? Пожалуйста. Клоуном в торговом центре? Отличный выбор».

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный, лысеющий клоун с подтеками грима на лице и скажет: «Мама! Мне тридцать лет! Я клоун в торговом центре! Ты такую жизнь для меня хотела? Чем ты думала, мама, когда говорила мне, что высшее образование не обязательно? Чего ты хотела, мама, когда разрешала мне вместо математики играть с пацанами?»

А я скажу: «Милый, но я следовала за тобой во всем, я была альфа-мамой! Ты не любил математику, ты любил играть с младшими ребятами». А он скажет: «Я не знал, к чему это приведет, я был ребенком, я не мог ничего решать, а ты, ты, ты сломала мне жизнь», – и разотрет грязным рукавом помаду по лицу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые ищут виноватых. И если ты этого не понимаешь, значит ты идиот».

Он скажет «ах» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

***

Или не так. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Не будь идиотом, Владик, думай о будущем. Учи математику, Владик, если не хочешь всю жизнь быть оператором колл-центра. Гуманитарные, че? В наше время таких дурачками называли».

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный, лысеющий программист с глубокими морщинами на лице и скажет: «Мама! Мне тридцать лет. Я работаю в Гугл. Я впахиваю двадцать часов в сутки, мама. У меня нет семьи. Чем ты думала, мама, когда говорила, что хорошая работа сделает меня счастливым? Чего ты добивалась мама, когда заставляла меня учить математику?»

А я скажу: «Дорогой, но я хотела, чтобы ты получил хорошее образование! Я хотела, чтобы у тебя были все возможности, дорогой». А он скажет: «А на хрена мне эти возможности, если я несчастен, мама? Я иду мимо клоунов в торговом центре и завидую им, мама. Они счастливы. Я мог бы быть на их месте, но ты, ты, ты сломала мне жизнь», – и потрет пальцами переносицу под очками. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время жалуются. И если ты этого не понимаешь, значит ты идиот».

Он скажет «ох» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

***

Или по-другому. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Я тут не для того, чтобы что-то твердить. Я тут для того, чтобы тебя любить. Иди к папе, дорогой, спроси у него, я не хочу быть снова крайней».

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный, лысеющий режиссер со среднерусской тоской в глазах и скажет: «Мама! Мне тридцать лет. Я уже тридцать лет пытаюсь добиться твоего внимания, мама. Я посвятил тебе десять фильмов и пять спектаклей. Я написал о тебе книгу, мама. Мне кажется, тебе все равно. Почему ты никогда не высказывала своего мнения? Зачем ты все время отсылала меня к папе?»

А я скажу: «Дорогой, но я не хотела ничего решать за тебя! Я просто любила тебя, дорогой, а для советов у нас есть папа». А он скажет: «А на хрена мне папины советы, если я спрашивал тебя, мама? Я всю жизнь добиваюсь твоего внимания, мама. Я помешан на тебе, мама. Я готов отдать все, лишь бы хоть раз, хоть раз, понять, что ты думаешь обо мне. Своим молчанием, своей отстраненностью ты, ты, ты сломала мне жизнь,» – и театрально закинет руку ко лбу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время чего-то ждут. И если ты этого не понимаешь, значит ты идиот».

Он скажет «ах» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

______________конец цитаты _________________________

Прочитал я это, посмеялся от души, а потом меня торкнуло! И тут для меня становится очевидным, что психотерапия — это неизбежный шаг на пути эволюции человека. Это не так очевидно из-за того, что приходит к этому очень малая доля нас, хомосапиенсов. Большинство так и уходят с этого света, как гнилой плод, не успев созреть на древе жизни, умирая от болезней и бесцельности жизни.

А ведь так уже бывало! Я уже однажды выжил один из сотен миллионов…. Когда был сперматозойдом… Тогда мне несказанно повезло, но видимо что-то еще помогло мне реализовать свой шанс.

А нет, это еще раз было до этого, когда я появился в теле моей бабушки в виде будущей яйцеклетки, и когда все (за небольшим исключением) мои сестрички погибли, так и не став созревшей яйцеклеткой, а потом и зародышем моего отца…

Так может быть у меня снова есть шанс? Родиться еще кем-то (или чем-то). Если я успею подготовить себя к этому переходу с помощью психотерапии. Так вот почему эта тема меня привлекает всю жизнь, и вот для чего это мне так нужно! И у меня есть какое-то интуитивное ощущение, что я даже нашел именно тот вид психотерапии, который мне подходит, и даже вроде бы времени у меня ещё достаточно…

Поэтому — до встречи на той стороне …

Ну или нет, если не повезет…