Уровни травматического события или когда работа с запросом закончена

В травматическом эпизоде, с которым клиент приходит на сессию к психологу, есть несколько слоев или уровней. Верхний, самый легко доступный — это уровень событийный. Что произошло, где, когда, кто участвовал. Очень важно на первом шаге побудить клиента отделить событийную составляющую от оценок, анализа, эмоций, переживаний. И максимально точно описать событие психологу. На этом шаге эмоциональная часть отделяется от событийной и это может приносить значительное облегчение в состоянии клиента. Но это только верхушка айсберга, да и то, только его самая верхняя часть.

Следующий слой или уровень — это уровень переживаний, эмоций. Теперь важно максимально сконтактировать с эмоциями и переживаниями, определить их, назвать и проявить их во внешнем мире. Проще всего просто рассказать о них психологу, но можно также это сделать и через телесное движение или графически, через рисунок. Доступ к этому уровню затруднен у многих людей, особенно у тех, кто привык “жить головой”. Даже люди эмоциональные часто имеют мало опыта в обнаружении и назывании эмоций. Но этому можно научиться. Зато после того, как хорошо выгружены эмоции, которые содержатся в травматическом событии, он в значительной мере теряет свою силу и клиента сильно ”попускает”.

Но это еще не конец. Эмоции — это верхняя и средняя часть нашего айсберга. Если не убрать нижнюю часть, со временем подобное травматическое переживание с клиентом снова произойдет со всеми неприятными последствиями. Еще ниже в нашем айсберге находится область замешательства, которое можно найти в каждом существенном травматическом событии. Это состояние невыносимо для человека и он стремится избавиться он него любой ценой. Чаще всего для этого он принимает решение или суждение, которое “упорядочивает хаос”. И это может быть любое решение, типа “все мужики козлы” или типа “никогда нельзя врать”. Правильное суждение или нет — это не имеет значения, главное, чтобы ушло замешательство.

Так вот суждение в этот момент становится решением или постулатом, которое начинает формировать нашу дальнейшую жизнь. Женщине встречаются по жизни только одни мужики-козлы. Или у нас ярый борец за правду, правдоруб, готовый и свою и чужую жизнь отдать за “правду”…

Поскольку однажды это решение помогло выжить и справиться с замешательством, оно записывается как выживательное, и просто так наш древний мозг от него не избавится. Что же делать? Пока мы это решение не лишим его магической  силы, травматические эпизоды будут накапливаться и дальше по жизни.

В процессинге есть как минимум пять техник как показать нашему древнему мозгу, что данное решение больше не актуально, хотя когда то и было выживательно. После того когда постулат потерял свою силу, рассыпается целая цепочка прошлых травматических событий, которые удерживались эти постулатом. И подобные события перестают происходить в будущем.

Закончена ли теперь работа с запросом клиента? Еще нет. Дело в том, что когда в травматическом эпизоде было принято решение, оно обычно закрывает собой какую-то способность клиента, которая у него была до этого момента. Например, женщина могла чувствовать себя в безопасности и быть открытой, веселой и творческой до того момента, пока она не приняла решение, что все мужики козлы. Это утерянное состояние, как некий ресурс, можно также вернуть и интегрировать в психику клиента. А если еще и с этим возвращенным ресурсом пройтись по поднятым в сессии травматическим эпизодам и перепрожить их по-новому, вот тогда и клиент и его древний мозг могут быть уверены, что работа завершена.

И после этого, если клиент захочет, можно перейти в режим коучинга и поработать с его стратегиями поведения в реальной жизни, найти свои устремления и цели, и убрать то, что мешает их достижению.


Вот примерно так в целом выглядит работа с клиентом в процессинге. Причем иногда все это может произойти и в одной двухчасовой сессии. Хотя чаще бывает что для этого требуется несколько сессий.

Ваш Александр Смирнов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.