За что я люблю процессинг

За что я люблю процессинг, так это за то, что здесь ведущий находится в равной позиции с ведомым (клиентом). Нет такой позиции доминирующего авторитета — “ты все делаешь неправильно и я тебе сейчас расскажу как правильно”. Поэтому даже слово “клиент” здесь режет ухо. 

В процессинге мы изначально исходим из того, что у “клиента” нет требующих срочного исправления “неправильностей”. Просто он стал понимать, что его картина мира стала местами давать сбои, менее эффективной. Произвести инвентаризацию, разобраться что есть и чего не хватает, что-то где-то проапгрейдить, усовершенствовать — вот за этим “клиент” приходит к процессору, который предоставляет ему для этого “теплый бокс” — безопасное пространство и свою поддержку. Всю работу делает сам “клиент”, задача процессора дать “клиенту” ощущение, что он не один и он справится.

Вот цитата из Гербоди (Frank A. Gerbode Beyond Psychology. An induction to Metapsychology):

“Основатель личностно-центрированной терапии Карл Роджерс (1951 год) понял, что клиенты должны каким-то образом научиться находить их собственные истины, поскольку бесполезно кормить их предположительно правильными теориями и концепциями, которые они не могут воспринимать непосредственно. Он заметил, что терапия с применением интерпретаций и суждений относительно жизни и опыта клиента дает скорее негативный, ослабляющий человека эффект. Такие интерпретации и суждения могут притуплять способность клиента воспринимать истину непосредственно, поскольку это затрудняет его возможности к поиску собственных осознаний относительно жизни и получаемого опыта. Если клиент просто принимает интерпретацию терапевта (даже верную!) без непосредственного ее восприятия на собственном опыте, он получает лишь интеллектуальное понимание вопроса, но не эмпирическое подтверждение, необходимое для достижения терапевтического эффекта. 

Далее было обнаружено, что при обесценивании терапевтом клиентов и их собственных наблюдений, выражении своего неодобрения напрямую или даже мимикой и поведением, клиенты могут становиться мнительными и менее открытыми. В этом состоянии клиенты также менее общительны и не в достаточной степени восприимчивы. В связи с этим Роджерс предложил концепцию недирективной терапии и «безусловного позитивного отношения» в качестве обязательного и необходимого условия обращения с клиентами. Согласно его концепции, роль терапевта должна сводиться лишь к тому, чтобы создавать для клиентов безопасное пространство, в котором они могут думать или говорить что угодно. Необходимо также давать им подтверждение того, что их понимают, в виде обратной связи путем использования терапевтом слов, аналогичных употребляемым клиентами, либо их перефразирования. По Роджерсу, терапевт является попутчиком клиента в его путешествии к самопознанию и самореализации. “

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.