Про лебедей и серую уточку

Озеро. Лебеди разминают крылья. Красавец-лебедь картинно становится в позы культуриста, растягивая каждое сухожилие, поигрывая мускулами.

Подходит маленькая серая уточка, мнется, начинает (жалобным, слегка писклявым, дрожащим голосом):

— Ну да, коне-е-е-е-е-ечно… Наверное, на Юг полетите?..

Лебедь, басом, красиво выгибая спину:

— Ну да, на Юг. Ага. Там тепло, да.

Уточка:

— Ну да, коне-е-е-е-е-ечно… А я ту-у-у-ут останусь… Замерза-а-а-а-ать…

Лебедь:

— Полетели с нами, да. На Юг. Ага. (тянет мускулистую ногу)

Уточка:

— Ну да, коне-е-е-е-е-ечно… У вас крылья во-о-о-о-о-он какие… А у меня ма-а-а-а-аленькие, я упаду, разобьюсь и умру-у-у-у-у…

Лебедь:

— Так мы тебя, того. Поддержим, да. Воздушные потоки, понимаешь.

Уточка:

— Ну да, коне-е-е-е-е-ечно… А в дороге я проголодаюсь, обессилею, и умру-у-у-у-у…

Лебедь:

— Ну, так будем ловить жуков. Да. Сочных жуков.

Уточка:

— Ну да, коне-е-е-е-е-ечно… Жуки большие, у вас клю-ю-ю-ю-ювы вон, какие, а у меня ма-а-а-а-аленький, я не смогу проглотить, подавлю-ю-ю-юсь…

Лебедь (похрустывая, разминает крылья):

— Так мы тебе их того. Разжуем, да. Будешь есть, нормально же.

Уточка:

— Ну да, коне-е-е-е-е-ечно…

Лебедь (выпрямившись, глядя на уточку):

— Так. Иди нафиг!

(С просторов интернета)

Ваш Александр Смирнов

Притча про козленка

В течение месяца поста Рамадан Мулла обычно после общей молитвы читал прихожанам проповедь. Взволнованно он говорил об общности верующих и об обязанности мусульманина. В течение этого месяца один человек каждый день сидел на этих собраниях верующих и плакал. Плакал в течение всей проповеди. Мулла думал про себя: «Наверняка моя речь трогает до глубины души этого человека. Он проливает слёзы умиления». Это повторялось изо дня в день, и Мулле уже не терпелось узнать больше. После проповеди он подошёл к человеку и сказал:

— Аллах да благословит тебя! Я вижу, как ты сидишь здесь день за днём, как ты слушаешь мои слова и плачешь. На других верующих мои слова не производят такого глубокого впечатления. Скажи, мой друг, что тебя так волнует?

Верующий ответил:

— Я прихожу сюда почитать Аллаха. Но плачу, слушая тебя, по другой причине.

Мулла был растроган этими словами и сказал верующему:

— Аллах даст тебе силы и упование. Чем я могу тебе помочь?

Человек ответил с дрожью в голосе:

— Я вырастил козлёнка и очень привязался к нему. Его внезапная смерть повергла меня в тоску и печаль. Каждый раз, когда ты, благородный господин, говоришь, я вспоминаю своего козла, ведь у него была такая же красивая борода, как и у тебя.

Ваш Александр Смирнов

Доволен ли ты своей жизнью?

— Привет! Давно не виделись.Ты как?

— Привет! Да нормально. Я скучал по нашим “умным” разговорам…

—  Если честно, я тоже. Ты как-то так вопросы умеешь задавать, что пока я объясняю, сам начинаю лучше понимать… Есть вопрос сегодня?

— Конечно. Ты доволен своей жизнью?

— Мда, хороший вопрос… В целом, да. Я время от времени останавливаюсь, смотрю что и как у меня сейчас происходит. Если я обнаруживаю что-то, что меня не устраивает, я смотрю что с этим можно сделать.

Если это что-то необходимое… Ну, как если бы ты делаешь ремонт, и терпишь из-за этого определенные неудобства — пыль, шум, мусор… Но ты понимаешь, что это временные неудобства и без них никак не обойтись. И результат, когда ремонт будет закончен, он того стОит. Так вот, если что-то меня не устраивает, но я понимаю, что это временно и без этого никак — просто принимаю это как есть… Возможно подумаю как минимизировать неприятности..

— Да, в ремонте больше всего раздражает хаос и отсутствие порядка и предсказуемости. Ремонт всегда занимает больше времени, чем на него планируешь…

— Да. И денег… “Ремонт нельзя закончить, его можно только прекратить…”

Это вообще такая глобальная тема.  Хаос и порядок. Две противоположности. Если представить это как непрерывную шкалу от полного хаоса к полному порядку, где для тебя будет оптимальное соотношение хаоса и порядка?

— В полном хаосе жить невозможно… И в полном порядке тоже нет жизни… Где-то должна быть золотая середина…

— Точно! И фишка в том, что у каждого она своя. “Что для русского хорошо, то для немца смерть…” Одному комфортно живется и работается в таком беспорядке, в котором другой жить не сможет и будет сходить с ума.

— А почему так?

— Я думаю, что это так устроен человек. Для того, чтобы ему было интересно жить, необходима некоторая доля непредсказуемости в жизни. Когда все предсказуемо и известно, для человека это тюрьма, и он будет страдать. А когда кругом полная непредсказуемость,  тоже… Нет ощущения, что ты чем-то управляешь, все время что-то с тобой происходит, кидает как щепку в водовороте… Нет контроля, нет ощущения безопасности. Стресс за стрессом… Тоже не в кайф…

— Да, одни люди любят экстрим, там прыжки с тарзанки, горы, сплав по горным рекам… А другие — музеи и концертные залы, тихий вечерок с книгой у камина…

— Как думаешь, люди такими рождаются?

— Отчасти да. Некоторые с детства до самой смерти живут как будто с шилом в заднице. А другие даже в детском возрасте, где посадишь, там и будет сидеть….

Но с другой стороны, безусловно, есть и возрастная зависимость. Пора поиска приключений, исследований и опасностей проходит и ей на смену приходит желание покоя.

— “Ужели вам, синьор, покой не по карману?”

— Да-да. И когда человек будет доволен своей жизнью?

— Когда?

— Когда уровень соотношения хаоса и предсказуемости в его жизни совпадает с тем, что он хочет чтобы было. Ну или очень близок нему.

— Если ты хочешь покоя, а тебя затащили на “прыжки с закрытыми глазами на батуте с парашютом в воду” — ты будешь недоволен.

— Или наоборот — тебе нужна движуха, а тебя привезли на необитаемый остров на две недели. И теплое море и белый песок пляжа и все красоты тропических закатов… А ты считаешь часы до отъезда….

— Ага. 

— Ну так это же как раз интроверты и экстраверты?

— Да. Примерно. Это скорее про желание общаться с другими людьми, но и с темой хаоса и порядка это тоже связано…

— Интересную тему сегодня подняли, правда?

— Да. Спасибо! Приятно было пообщаться!

— Да. Пока!

Ваш Александр Смирнов

Разговор про волшебный пендель

— Привет! Есть минутка для меня?

— Да, конечно! Что-как?

— Понимаешь… Как то последнее время пропала мотивация. 

Вроде и понятно что и как делать надо, и вроде есть желание двигаться, но как-то… Сижу, будто жду чего-то… Какого-то “волшебного пенделя”, что ли…

— Ага. Так вам отвесить волшебных пенделечков? Их есть у меня!

— Не, ну ты ржешь, а у меня серьезная проблема, я ж не могу двигаться…

— И я серьезно. Есть одна очень серьезная техника. Это про смерть. Как говорил великий Марк Аврелий “Не смерти должен бояться человек, он должен бояться никогда не начать жить…“

И вот есть такая техника. Найди время и спокойное место для себя, возьми ручку и блокнот. И теперь представь, что ты только что узнал, что тебе осталось жить ровно один год — 365 дней. И все!

Прими и осознай это. И потом напиши, как ты проживешь свои последние 365 дней. Не торопись. Прислушивайся к себе. Что ТЫ хочешь на самом деле? Что ты откладывал на потом? И вот теперь, когда этого “потом” уже нет, чего ты хочешь для себя или для других? 

— Блин! Неожиданно… Да, это похоже на хорошую встряску… А что потом?

— Когда закончишь писать, посмотри, что у тебя получилось. Может быть ты захочешь что-то добавить, что-то убрать, что-то изменить? И теперь представь себе, что у тебя опять вся твоя жизнь, длиною неизвестно сколько, но наверное еще очень много… Что в этой жизни теперь ты захочешь добавить, убрать или изменить? А что оставить как есть?

У этого процесса есть продолжение, если захочешь пройти еще дальше . 

Теперь представь, что у тебя осталась всего одна неделя. Попробуй принять и осознать это, и напиши план на оставшиеся 7 дней. 

А потом представь, что у тебя остаются последние 7 часов. И попробуй представить себе как ты захотел бы их прожить. Кого бы ты хотел видеть рядом? Кого — наоборот, подальше?

И потом обязательно отмени это, верни себе всю свою остающуюся жизнь, сделай в ней пересмотр и переоценку. Внеси коррективы, составь планы.

И смело вперед!

— Мне кажется это непросто…

— Да, безусловно, это не для всех. Только для тех, у кого хватит духу впустить смерть в свою жизнь. Но мне почему-то кажется, что ты это сможешь…

— Я попробую…

— Сделай, и ты не пожалеешь.

— Одного раза достаточно, или это надо регулярно делать?

— Первый раз, если все делать по-честному, самый тяжелый. И тут не надо пытаться все сделать идеально. Сделай как сможешь. Важен сам факт. Это как прыжок с парашютом. 

В идеале это надо делать регулярно, может быть раз в год, может быть и реже.

Ну, что получил своего “волшебного пенделя”?

— По крайней мере я теперь знаю как это сделать…

— Знать “как сделать” и “сделать” — это две большие разницы…

— Да знаю, я знаю… 

— Сделаешь? Обещаешь?

— Обещаю!

— Ну тогда удачи тебе! Поделись потом, что у тебя получилось.

Ваш Александр Смирнов

Поговорим про навык и травму

— Привет! Что-то тебя давно не было видно… 

— Привет! Да были обстоятельства… И внешние и внутренние… Нечем было делиться, как мне казалось… Но вот теперь опять есть желание “поумничать”. У тебя есть, что можно обсудить?

— Да, конечно… Много всего было, сейчас и не упомню… А, вот, есть такой вопрос.  Так бывает, хочешь что-то сделать, и мотивация есть, и “морковка спереди” и “морковка сзади”, и знаешь как надо делать и вроде все есть, казалось бы, только бери и делай! Ан, нет! Почему-то никак не получается. И оттягиваешь и все медлишь и не делаешь… Какая-то прокрастинация сплошная! В чем тут причина?

— Хороший вопрос! Конечно, в каждом конкретном случае причина может быть своя, но можно попытаться посмотреть на это как бы со стороны…

Ты знаешь, мне кажется, тут как и с мотивацией. Помнишь, там две морковки — одна спереди — это что я хочу, и вторая сзади — это чего я не хочу и чего мне надо избежать.

Для наглядности возьмем метафору. Представь себе, что тебе подарили велосипед, о котором ты давно мечтал. Но кататься на нем ты еще не умеешь. И хочешь научиться. И тогда сбудутся твои мечты о велопоходах, ветер в лицо, дальний поход, ночной костер у лесного озера, песни под старенькую гитару, чай из котелка и все такое… Представил?

— Да. Прямо взаправду захотелось…

— Ну вот. Мотивация огромная. Но ты попробовал сесть на велосипед и поехать и сразу же внезапно сильно упал, прилично расшибся. Больно и обидно. И еще стыдно. И вот уже велосипед пылится в дальнем углу, а ты никак не можешь себя заставить снова сесть на него, чтобы наконец, научиться на нем ездить. Мечты вроде никуда не пропали, но как-то стали… нереальными, что ли. Помечтать приятно, но новую попытку научиться ездить на велосипеде ты теперь как-то все откладываешь и откладываешь…

— Блин, вот облом… Аж как-то я расстроился…

— Не забывай, это просто наш мысленный эксперимент. Итак, что мы наблюдаем? Чтобы реализовать свою мечту, мне нужен некий навык. Я знаю как его получить, но не могу его получить, этому мешает мой негативный опыт болезненного падения. Как только моя голова решает, что пора бы мне взять себя в руки и сделать шаг в сторону своей мечты — получить нужный мне навык, тут же тело начинает незаметно бойкотировать — подсовывает срочные важные дела, или что-то начинает болеть, или еще все что угодно, лишь бы не подходить к велосипеду.

И тело можно понять. Оно помнит негативный опыт и пытается избежать новых неприятностей.

— Так получается, что теперь меня от моей мечты о “велосипедном счастье” отделяет отсутствие навыка. А навык я не могу получить, потому что есть прошлый негативный опыт? Замкнутый круг получается…

— Именно! В нашем примере мы видим что нам мешает. Но гораздо чаще бывает так, что мы не осознаем, что нам мешает. И можем списывать это на лень, прокрастинацию, “еще время не пришло”, “еще не та ситуация” и т.д. 

А раз я не вижу причины, я ничего с этим не могу сделать. Ну может только делать вид, что ничего не происходит…

— С этим что-то можно сделать?

— Конечно! Для этого есть определенные инструменты в моем психотерапевтическом чемоданчике. Если будет интересно, потом могу поделиться. Суть в том, чтобы проявить переживания, которые у меня возникают, когда я пытаюсь представить себе, как я осуществляю свою мечту. Когда такое переживание проявлено, можно отследить откуда у него “ноги растут”, и “обезвредить”. Тут есть много разных приемов и это достаточно обычная практика.

— И когда мы убрали прошлый негативный опыт, который нам мешал, мы уже сможем приступить к получению навыка?

— Да, если только не вылезет еще что-то, что-то негативное. Тогда придется еще раз “поохотиться” на этого “зверя”. Такое бывает иногда.

Ну и теперь подведем итоги. Чтобы чего-то в жизни достичь, нужен определенный навык. Без этого никак.

Если что-то мешает обрести этот навык — значит есть негативный опыт, который нужно обнаружить и обезвредить.

И это касается любой области жизни. Зарабатывание денег. Личные отношения. Эффективность в работе. Планирование времени и организованность. Здоровье. Любая область жизни.

Надо понять что ты хочешь, и что нужно уметь делать для этого, убрать то, что этому мешает и просто делать. И тогда любую цель можно достичь.Ну как, тебе все понятно?

— Да, все прояснилось! Ты как всегда очень хорошо все по полочкам разложил…

— Пока!

Ваш Александр Смирнов

Приглашаю вас к ремонту жизни и саморазвитию, детали тут:

http://myprocessing.ru/zapisatsya-na-konsultatsiyu 

или тут: https://taplink.cc/smirnov_processing

Разговор о тупиковой любви

— Привет! 

— Привет! Я прочитал твою статью про то, что бы ты сказал себе совершеннолетнему, мне понравилось. Но есть вопросы…

— Спрашивай, попробуем разобраться.

— Там говорится, что когда люди взрослеют, они находят кого-то себе вместо родителей и это такая любовь и это тупик. Почему любовь — это тупик?  

— Тупик — это когда ты назначаешь того, кого любишь, своим родителем, и пытаешься строить отношения с ним так, как будто ты ребенок, а он (или она) как твоя мама или твой папа должны о тебе заботиться. Такие отношения быстро заходят в тупик, потому что с другой стороны этих отношений тоже находится ребенок, который тоже ждет заботы от того, кого он назначил своим родителем. Два ребенка не могут позаботиться друг о друге, понимаешь? И такие отношения обречены. Понятно?

— И что, люди себя так ведут? 

— Да, если понаблюдаешь, можешь сам в этом убедиться. 

— А как так получается, что взрослые люди ведут себя как дети?

— Видимо такова природа человека. Он рождается и первые годы жизни проводит ребенком, о котором заботятся родители.

— А если нет родителей?

— Ребенок не может сам о себе позаботиться, он просто не сможет выжить без помощи взрослых. Так что если он выжил, то обязательно были те, кто о нем заботился, и этих людей ребенок будет считать своими родителями. Даже если он не будет их называть мамой или папой, эти роли он все равно кому-то обязательно присвоит.

— Понятно.

— Затем ребенок растет и взрослеет. У нормального здорового человека к определенному возрасту возникает потребность отделиться от семьи, где он вырос, и начать жить самостоятельно, завести свою семью и своих детей. Это древний закон биологического выживания человеческого вида.

— Понимаю… А в наши цивилизованные времена, этот закон начинает давать сбои…

— Именно. Мама не хочет отпускать сына или дочь. Материнская любовь, она такая… Да и ее ребенку нравится жить под крылом у мамы — безопасно, комфортно, не надо рисковать, стараться, преодолевать, трудиться… 

— И вот так получается, что с развитием цивилизации, когда в родительской семье достаточно средств, чтобы содержать детей до самой старости, у детей просто нет повода взрослеть и покидать семью. Все счастливы. И мама не отпускает ребенка, ей так спокойнее. И ребенок при маме и никуда не надо уходить. А зачем? 

— Да, хотя внешне это может выглядеть по-другому. Мать постоянно пилит сына, чтобы он нашел работу и не сидел у нее на шее. А сын мечтает, чтобы его перестали контролировать — во сколько приходить, с кем дружить, что делать и что не делать. Но это все только сверху, такая социальная завеса, для оправдания себя. А в глубине — обе стороны не хотят нарушать баланса и выходить из зоны привычного душевного комфорта, или даже скорее привычки. 

— А потому что если все поменять, то кто гарантирует что будет лучше? А вдруг будет хуже?

— Именно! Вот так и живут. Застряли в старых ролях. А новые роли принять боязно. 

— И что же делать?

— И это тоже лечится… И маме и ее великовозрастному сыну нужна психологическая помощь. У сына, например, это может быть какое-то детское решение типа “никогда не бросать маму”. А у мамы — что-то типа “мне без сына не жить”. Не обязательно именно это, там может быть что угодно. И это можно найти и отключить.

— И тогда мама отпустит сына и оба будут жить по отдельности?

— Психолог может помочь убрать то, что им мешало это сделать. А делать это и жить со всем этим придется им самим, каждому по отдельности. И это будет непросто, потому что старая привычка оставила, метафорически говоря, глубокую колею. Чтобы наработать новую привычку, проложить новую колею, придется это делать. Раз за разом, пока старая колея не заровняется и новая не появится. 

— Ну понятно. Это так всегда, не только в случае мамы с сыном.

— Да. Ну ты как, прояснил свой вопрос?

— Вроде да. Давай, пока!

— Пока!

Ваш Александр Смирнов

Про роли и того кто их играет

— “Привет! О чем задумался?”

— “ЗдорОво! Да вот про роли все размышляю. Если я все время действую, находясь в какой-то роли, то в одной, то в другой… тогда возникает вопрос — а кто же тогда Я, тот который на самом деле, который в чистом виде, без роли?”

— “Ого! Да ты размышляешь над главным вопросом человеческого бытия! Кто Я? В самом этом вопросе зашит парадокс. 

“Кто”… Если начать описывать этого “кто”, мы как раз получим набор качеств, свойств, которые описывают какую-то определенную ипостась человека, или то, что мы называем ролью. И это будет уход в сторону он ответа на заданный вопрос…”

— “Именно… И что делать?”

— “У древних мудрецов был способ описания от обратного — описание того, чем описываемый объект не является.”

— “И тогда, чтобы получить ответ на вопрос “Кто Я?” нужно спрашивать “Кем или чем это Я не является?”

— “Да, именно так. Есть даже такой процесс, называется гностический интенсив, когда эти два вопроса задают поочередно: Кто Ты? и Кто не Ты?”

— “Да, я слышал про него. А ты проводишь этот процесс?”

— “Бывает, провожу иногда. Когда человек очень попросит. Так то по-большому счету я в нем большой пользы не вижу. В смысле для обычной “мирской” жизни. Ну достиг человек этого состояния “за пределами Я”, ну почувствовал он это состояние недвойственности. Ну проштырило его. Но состояние через какое-то время заканчивается и человек возвращается в свое привычное состояние. Появились у него какие-то новые ресурсы, навыки? Нет. Изменилась его способность управлять жизнью? Нет…”

— “Не, ну погоди. Память об этом состоянии же осталась?”

— “Да, это остается. Остается знание, что за пределами привычного окружения, есть что-то очень необычное, где стираются границы Я и не-Я…”

— “А роли в том состоянии есть?”

— “Приходи ко мне на гностический интенсив, сам и увидишь…”

— “Не, я серьезно… Там есть роли? Ты же сам был в том состоянии?”

— “Да, бывал, конечно, и не раз… Вот тут где-то, как мне кажется и лежит ответ на вопрос кто тот Я который надевает роли.

Когда нет границы между Я и не-Я, нет и ролей. Потому что там нет ничего. Ничего проявленного. Оно там конечно все есть, но в непроявленном виде.

И все роли, которые я могу надевать на себя в этом мире, и действовать из этих ролей, они в том состоянии где-то внутри меня есть. Но как будто виде потенциала, вероятности. Ну как бы это объяснить? Ну как желудь — это непроявленный дуб. В желуде есть идея дуба и есть энергия для запуска программы выращивания дуба. Желудь может и просто сгнить и ничего из него не вырастет. А может и прорасти и превратиться в большой могучий дуб. И этот потенциал, как вероятность в желуде имеется.”

— “Кажется я понимаю…”

— “И с ролями так же. Чтобы из состояния, где есть одновременно и Я и не-Я, чтобы какое-то Я проявилось, оно должно принять какую-то форму. Конкретную. Определенную. Ограниченную. В том смысле, что желудь не может превратиться в яблоко. И если я проявилось в виде человека, то он уже не может превратиться в желудь.

Ну а дальше этот человек может иметь определенную форму в каждый определенный момент времени, и в зависимости от текущего момента, и от того кто и что его окружает, и что он хочет достичь в этот момент, он осознанно или нет надевает на себя определенную роль. Такую, которая по его мнению позволит ему достичь того, чего он хочет.

Если роль грубияна, как ему кажется, поможет ему, например, без очереди пройти в кабинет, тогда он надевает эту роль и действует исходя из этой роли. Если в очереди в кабинет все грубияны, можно попробовать отыграть жертву… Ну и так далее. Понятно?”

— “Да. Я так понял, что если я начну снимать с себя роли, как слой луковица, слой за слоем, я рано или поздно доберусь до центра. Это тот Я на котором эти все роли и держатся.”

— “Точно. Только если приглядется никакого Я там быть не должно. Потому что если Я есть, это значит есть и роль, иначе говоря форма, в которой это Я проявлено. А вот когда Я исчезает, мы и подходим вплотную к тому Я, которого мы и искали.”

— “Прикольно… Когда Я теряется, тогда ты его и находишь…”

— “Именно так. Но все таки на словах это одно, а когда через свой собственный опыт это почувствуешь, это совсем другое. Поэтому лучше сам лично это переживи, через гностический интенсив, например. “

— “Да… Я уже почти созрел…”

— “Ну как дозреешь, обращайся! Ну пока!”

— “Пока!”

Ваш Александр Смирнов

Жизнь без целей — хорошо или плохо?

— “Привет! Чот я не догоняю. Одни говорят, что нельзя жить без целей. А другие — наоборот. Вот например есть такая книга “Жизнь без целей” (https://www.koob.ru/shapiro_/goal_free_living) Там автор задолбался рвать задницу в бесконечной гонке от одной цели к другой, и предлагает типа забить болт, послать все цели на и жить счастливо…”

— “ЗдорОво! Да, есть такое… Цели — такая огромная тема… Я как раз вернулся с двухнедельного ретрита по целям и ролям, и мне есть чем поделиться.”

— “Ну да, я в курсе, поэтому и спросил…”

— “Когда человек живет совсем не думая, куда и зачем он движется, типа его мотает как щепку по течению во время ливня… Он не хозяин своей жизни. Наверное и человеком-то в полной мере его назвать нельзя… Это такое человекоподобное стадное существо. И поскольку сам он себе целей не ставит, то другие его используют в своих собственных целях, те кто четко знает свои цели. 

Это как игрок и пешка. Игрок видит игру, понимает чего он хочет и использует пешки и другие фигуры на доске, чтобы выиграть партию. А пешка даже не понимает, что она фигура в чужой игре. Все что происходит — происходит помимо ее воли, как будто само по себе. С ними постоянно по жизни всякая херня происходит. Такая “жертва обстоятельств”… Встречал таких?”

— “Да. Так значит плохо жить без целей?”

— “Да чо ты торопишься, как голый в баню… Не так все однозначно. Как впрочем и все в этом мире… Так вот. Цели конечно нужно ставить. Но только по-умному. А то ведь с дуру-то можно и хер сломать…

— “Ну и как это — “по-умному”?”

— “Я там на ретрите две недели впахивал, а ему тут за две минуты все раз и объясни… Ладно, попробую… Если попросить человека поставить цель, какую цель он поставит? Обычный человек ставит цели, исходя их нехватки чего-то в своей жизни. Мало денег — цель “заработать миллион”. Не устраивает его как он живет — цель “вилла не берегу моря”. 

Это такое простое продолжение линии движения без изменения направления.  Ну, как если бы попросить бомжа, собирающего бутылки, поставить цель — он бы захотел, чтобы у него было тысячу бутылок каждый день. Потому что “туннель мышления” довольно ограничен и не дает в сторону посмотреть.”

— “На эту тему много анекдотов про три желания и золотую рыбку…”

— “Да, да! И вот что у нас получается? Такой чел поставил себе цель, исходя их своего текущего состояния, где ему чего-то не хватает, такую цель, чтобы этого чего-то ему стало с избытком. И давай впахивать и упарываться за эту цель. Все остальное забросил. И вот через пять лет заработал он свой миллион, оглянулся, а здоровья нет, семьи нет, счастья нет. И нахрена ему одна закрытая потребность, если рядом еще десять новых нехваток появилось?”

— “Мда… Перспективка… И чего делать? ”

— “Это непростая задачка… Почти все цели, которые мы можем придумать, они к нам пришли откуда-то со стороны. От родителей, друзей, из книг, фильмов, рекламы… А свои цели у нас лежат где-то в самом дальнем углу темного чулана под грудой старых, покрытых пылью, запретов, догм, правил, суждений, оценок… Поэтому первым делом надо разобраться с тем где мое, а где не мое.

Потом надо помнить о том, что мы живем в постоянно меняющемся мире. И надо постоянно отслеживать ситуацию, чтобы в нужный момент переформулировать цель с учетом изменившихся условий.”

— “То есть цель у тебя она такая… непостоянная, меняющаяся?”

— “Да. Это не твердая мишень, цель, в которую мы стреляем, пока не поразим. Это скорее такой вектор движения, направление. По большому счету, можно сказать, что если я свою цель достигаю, то я где-то тормознул, не успел отследить обратную связь от мира. Мои потребности и внешняя ситуации уже изменились, а я эту цель под них не скорректировал. И поэтому я достиг “свою прошлую цель”. Если все делать как надо, в самом идеальном случае цель должна оставаться достижимой, но никогда не достигаться. Она должна постоянно от тебя убегать… Типа как морковка впереди от ослика. Парадоксально, правда?”

— “Да уж… И зачем тогда вообще ставить цели, если мы их никогда не должны достигать?”

— “В этом весь цимес! Мы должны их постоянно достигать, но никогда не достигнуть окончательно. Потому что вот именно ради этого движения цели нам и нужны. Потому что, если двигаться правильно, то по ходу движения к цели мы сталкиваемся с проблемами, и внешними, и особенно с внутренними. И вся суть в том, чтобы справляться со своими внутренними драконами. Понятно?”

— “Типа вся жизнь борьба, под лежачий камень… и все такое?”

— “Если метафорически говорить, когда ты ставишь значимую, серьезную, трудно достижимую цель, ты покидаешь свой маленький уютный домик, и оказываешься в открытом поле, у всех на виду, где некуда спрятаться. И все твои внутренние страхи (драконы) из темноты вылезают на свет. Но вот тут уже они становятся видны и попадают в зону твоего обстрела. И в этот момент можно устроить на них прекрасную охоту!”

— “Погоди ка. Это что выходит? Что на этом уровне, когда ты воюешь со своими драконами, в принципе без разницы какую цель ставить?”

— “Да. Лишь бы она была достаточна значимая для твоих драконов. Ради легко достижимой пустышки они не станут заморачиваться и на свет вылезать…”

— “Да, интересно девки пляшут…”

— “Ладно, пора мне. А тема эта огромная, можно долго рассуждать. Если еще будут вопросы — задавай. Пока я от ретрита не остыл и у меня это горячая тема…”

— “Ага, ну давай, пока!”

— “Пока!”

Ваш Александр Смирнов

Разговор о том как помочь тому, кто сильно залип в беспокойстве

— “Привет! Чего такой грустный?”

— “Привет… Да вот меня мама беспокоит… Точнее ее состояние. Она очень переживает по поводу Ковида. Очень боится заболеть сама, боится ходить на улицу и в магазины, где можно заразиться. Боится с внуками встречаться, потому что она может их заразить или они могут ее заразить… Смотрит новости по телевизору, а там то этот умер от Ковида, то этот… Один умер потому что не вакцинировался, а другой — после вакцины. Непонятно и страшно. Я как-то пытаюсь ее отвлечь — кино подсовываю интересное посмотреть, или книжку. На какое-то время отвлекается, а потом опять… Боюсь я за нее. С таким настроением как у нее можно от любой простуды умереть…”

— “Да, понимаю тебя. Я вообще перестал телевизор смотреть, они совсем с ума сошли, столько негатива оттуда. И информация противоречивая, с толку сбивающая. Вообще непонятно где врут, а где правда…”

— “Да, чтобы разобраться надо ясную голову иметь. А если попал под влияние страха, то уже голова ясно мыслить не может. Вот как человеку помочь в такой ситуации? Должен же быть способ!”

— “Дай подумать… А ты знаешь, я вспомнил, есть один процесс…”

— “Какой, расскажи!”

— “Это такой “разговорный” процесс, когда один и тот же вопрос задаешь снова и снова, десятки раз, пока человека сильно не попустит. И каждый раз задаешь вопрос как в первый раз. И очень внимательно выслушиваешь все, что человек тебе выдает. Даже если это совсем не похоже на ответ на данный вопрос. Просто слушаешь и после каждого ответа даешь подтверждение.”

— “Как это?”

— “Ну просто говоришь: “Спасибо!”. Или: “хорошо!”. Или “понятно!” Как будто подводишь черту в разговоре. Чтобы завершить этот цикл и начать следующий. Понятно?”

— “Да. Вроде…”

— “Сможешь?”

— “Наверное, попробую… А что за вопрос?”

— “Вопрос такой “Скажи мне, что может быть хуже, чем Ковид?” А если человека, к примеру, беспокоит вакцинация, тогда   “Скажи мне, что может быть хуже, чем вакцинация?” Ну или любое, что человека беспокоит… Понятно?”

— “Да, вполне…”

— “Только, когда сформулировал вопрос, уже не меняй его, задавай его снова и снова никак не меняя. Пока состояние человека не изменится.”

— “И сколько продолжать?”

— “До тех пор, пока не изменится состояние человека, его “отпустит”. Внимание переключится наружу, настроение поднимется. Ты заметишь, если будешь внимательно наблюдать.”

— “А по времени это сколько занимает?”

— “По-разному. Может 5-10 минут. Может быть полчаса-час. По ситуации. Главное не прекращай, пока не получишь улучшение состояния. А оно обязательно наступит. Просто сам не теряй внимания , заинтересованности и присутствия. Наблюдай за тем что человек отвечает, как, какие паузы между вопросом и ответом, цвет лица, ритм дыхания. Тогда ты сам сможешь задавать вопрос хоть сто раз подряд и человек сможет продолжать снова и снова комфортно отвечать. Не будет стараться увильнуть от процесса.”

— “Ладно. Я понял. Прямо у меня настроение поднялось. Не терпится попробовать.”

— “Только перед тем как начинать процесс, объясни что вы будете делать и зачем, объясни для чего вы это делаете и заручись согласием человека на участие в процессе до окончания, даже если это займет много времени. Чтобы он понимал что будет делать и для чего. Это важно.”

— “Да, понял я, все понял! Пока!”

Ваш Александр Смирнов

Разговор о психологии и процессинге

— “Слушай, а почему процессинг называется процессингом? Чем он от психологии отличается? Разве это не одно и то же?”

— “Ну на первый взгляд да, сходство есть. Приходит человек к психологу и просит заменить его плохое (нежелательное) состояние на хорошее (желательное). В начале сессии процессинга обычно я тоже пытаюсь выяснить от чего человек хочет избавиться и чего он хочет получить в результате проработки.”

— “Вот видишь! Разве это не одно и то же?”

— “Не торопись… Я пытаюсь это выяснить не для того, чтобы плохое состояние заменить на хорошее. Эти две точки (плохое и хорошее) мне нужны для того, чтобы у человека возникла “разность потенциалов”, как говорят в электротехнике. Чтобы возникло давление и энергия, для создания движения. При этом достижение самого хорошего состояния — это не цель, это способ, это средство, это инструмент… Понимаешь?”

— “Пока не очень, если честно…”

— “Ну как тебе объяснить… Вот метафора. Ты знаешь, что железнодорожные локомотивы очень мощные? Хотя во время движения состава такой большой мощности локомотиву и не нужно. Вся эта мощность нужна только для того, чтобы сдвинуть с места состав, когда он стоит неподвижно. Как только он сдвинулся с места, такой большой силы, чтобы его двигать уже больше не нужно. Вот так примерно и в процессинге. Эти два состояния нужны, чтобы “сдвинуть с места”, начать движение.”

— “Понял… Так что же получается, что клиент в процессинге не достигает  хорошего состояния?”

— “Моя задача, как ведущего, чтобы человек смог отсоединиться от плохой ситуации, в которой он залип. И когда он отсоединился от плохой ситуации, я его спрашиваю — а теперь сможешь ли ты почувствовать себя в хорошей ситуации? Если да, то значит результат достигнут, человек отлип от плохой ситуации. Но при этом он и в хорошей не залипает. Он просто как бы примеряет на себя хорошую ситуацию — сможет ли он ее надевать на себя. 

Не напялить и ходить в этом все время, а примерить и повесить в шкафчик на потом, когда понадобится.” 

— “Кажется начинаю догонять…”

— “Процессинг поэтому так и называется. В человеке одновременно запущена туева хуча разных процессов, почти все неосознаваемые. Там сердце стучит, тут легкие дышат, перистальтика сокращается, гормоны вырабатываются, настроение меняется… И это все происходит совершенно автоматически. Когда человека непонятно почему накрывает хорошее состояние, он обычно не против, ему хорошо. И в таком состоянии тоже можно так залипнуть, мама не горюй! И вот мы видим неадекватного человека, у него серьезные проблемы, а он радуется и ждет что они сами собой пройдут… Хорошо ли это?”

— “Не очень…”

— “Отож… Вот поэтому моя задача в процессинге обнаруживать запущенные у человека процессы, осознавать почему, откуда и зачем, и либо отключать их, если они неадекватны ситуации, либо перехватывать управление ими на себя. И теперь не процесс управляет мной, а я использую нужные мне процессы для того, чтобы максимально эффективно справляться с проблемами, которые мне жизнь подкидывает…”

— “И получается, что в процессинге мы из человека-зомби, живущего на автомате, делаем человека осознанного, который сам управляет своей жизнью, так?”

— “Да, только это делает он сам. Моя задача просто помочь ему в этом.”

— “Круто… Мне нравится!”

— “И это сверхзадача процессинга, о которой мы редко говорим — человек должен научиться САМ справляться с жизнью. И поэтому мы не даем советов. И поэтому используем Чистый Язык, чтобы не привносить ничего от себя. Чтобы человек смог САМ  найти СВОЕ собственное решение, и вот тогда оно для него будет по-настоящему ценно, потому что это его личный опыт. И так шаг за шагом, от одной маленькой победы к другой, все больше и больше, человек обретает контроль над жизнью, и становится взрослым в полном смысле этого слова…”

— “Интересно… А бывает так, что человеку нужен ясный совет, четкое руководство, что и как ему делать?”

— “Бывает конечно, но об этом в следующий раз поговорим, хорошо? А мне пора, скоро сессия…”

Ваш Александр Смирнов

Приглашаю вас к ремонту жизни и саморазвитию, детали тут:

http://myprocessing.ru/zapisatsya-na-konsultatsiyu 

или тут: https://taplink.cc/smirnov_processing