Комплекс г-на Перишона 

В пьесе французского автора XIX века Эжена Лабиша «Путешествие господина Перишона» описывается априори непостижимое и в то же время совершенно обыденное человеческое поведение – неблагодарность.

Г-н Перишон предается на горе Монблан радостям альпинизма в обществе слуги, а его дочь в это время отдыхает у него в шале. Возвращается он с двумя встреченными в горах молодыми людьми. Один из них, по его словам, – замечательный юноша, которому он, Перишон, спас жизнь, не дав упасть в пропасть. Молодой человек охотно подтверждает, что если бы не г-н Перишон, его уже не было бы в живых.

Слуга побуждает господина представить второго гостя. Тот, как выясняется, спас самого г-на Перишона, тоже чуть не упавшего в трещину. Г-н Перишон пожимает плечами: опасность была далеко не так велика, как воображает его дерзкий и высокомерный спаситель. В его версии событий важность второго молодого человека приуменьшена. Ясно, что отцу хочется, чтобы дочь заинтересовалась первым молодым человеком, очень ему симпатичным, а не вторым, чье вмешательство кажется ему все более бесполезным. В конце концов он начинает сомневаться, имело ли оно вообще место.

В этой пьесе Эжен Лабиш иллюстрирует странное поведение: человек не только почти напрочь лишается способности испытывать признательность и благодарность, но и, что еще хуже, начинает ненавидеть тех, кто пришел ему на помощь. Возможно, это происходит с ним от опасения оказаться должником… Зато тех, кому мы сами помогли, мы любим, гордясь своим хорошим поступком и не сомневаясь в неизбывной благодарности того, кого мы облагодетельствовали.

Бернар Вербер

“Энциклопедия абсолютного и относительного знания”

Ваш Александр Смирнов

Как общаются деревья

Некоторые африканские акации обладают удивительными свойствами. При попытках газелей или коз щипать с них листочки они меняют химический состав своего сока на токсичный. Заметив изменение вкуса, животные уходят ощипывать другое дерево. Кроме того, акации способны выделять запах, предупреждающий соседние акации о приближении опасности. За считанные секунды несъедобными становятся все деревья. Травоядным приходится искать удаленную акацию, до которой не дошел сигнал об опасности. Когда скотоводы загоняют коз под акации, то происходит следующее: первое же пострадавшее дерево предупреждает остальные, и животным остается питаться ядовитыми побегами. Целые стада погибали от отравления, и люди долго не понимали, в чем причина.

Бернар Вербер

“Энциклопедия абсолютного и относительного знания”

Ваш Александр Смирнов

Иерархия у крыс

Ученый из лаборатории поведенческой биологии университета Нанси Дидье Дезор посадил в клетку шесть крыс с целью изучить их способность к плаванию. Единственная дверца клетки вела в бассейн, который надо было переплыть, чтобы добраться до кормушки. Быстро выяснилось, что крысы не бросаются на поиск еды все вместе. Похоже, они распределяют между собой роли. Две крысы оказались эксплуатируемыми пловцами, две – не плавающими эксплуататорами, одна – автономным пловцом и одна – не умеющим плавать «козлом отпущения». Эксплуатируемые ныряли в поисках пищи, а когда возвращались, эксплуататоры подвергали их побоям, заставляя отдать принесенное. Они подъедали остававшееся после насыщения своего начальства. Начальство никогда не бросалось в воду, ограничиваясь побоями пловцов.

Автономному пловцу хватало сил, чтобы вернуться с пищей и не отдать ее эксплуататорам. Что до козла отпущения, то ему было не под силу ни плавать, ни запугивать эксплуатируемых, оставалось подбирать кусочки, падавшие в драках.

То же самое распределение – два эксплуататора, двое эксплуатируемых, один автономный агент, один козел отпущения – выявлялось во всех двадцати клетках, где воспроизводился эксперимент.

Чтобы лучше понять этот иерархический механизм, Дидье Дезор поместил вместе шесть эксплуататоров. Всю ночь они дрались. К утру у них выявилось все то же распределение ролей: два начальника, двое подчиненных, один независимый, один страдалец. То же самое распределение ролей происходило при поселении вместе шестерых эксплуатируемых, шестерых автономных агентов, шести козлов отпущения.

При любых индивидуальных склонностях распределение ролей в конце концов оказывалось одним и тем же. Эксперимент воспроизвели, посадив в одну клетку сразу двести крыс. Драки не прекращались всю ночь. Наутро нашли три трупа с содранной шкурой. Мораль: чем больше население, тем более жестоко обращаются с козлами отпущения.

В большой клетке эксплуататоры обзавелись помощниками, чтобы не было необходимости напрямую терроризировать эксплуатируемых.

Ученые Нанси продолжили эксперимент и стали изучать мозг подопытных крыс. Уровень стресса оказался наивысшим не у страдальцев и даже не у подчиненных, а у начальства! Вот что значит постоянный страх утраты привилегированного статуса и принуждения к каждодневному труду.

Бернар Вербер

“Энциклопедия абсолютного и относительного знания”

Ваш Александр Смирнов

Индейская ловушка 

Канадские индейцы используют самую примитивную ловушку для медведей – обмазанный медом камень, висящий на веревке на ветке дерева. Заметив лакомство, медведь толкает камень лапой, создает эффект маятника и получает камнем по голове. Разъярившись, он толкает камень все сильнее и получает все более сильные удары. Дело кончается нокаутом.

Медведь не способен подумать: «Может, остановить этот цикл насилия?» У него одно чувство – фрустрация. «Я получаю удары и даю сдачи», – говорит он себе. Отсюда приступ гнева. А ведь если бы он перестал толкать камень, снаряд остановился бы, и тогда медведь смог бы заметить, что это всего-навсего инертный предмет на веревке. Достаточно было бы порвать веревку, чтобы камень упал, и медведь смог бы слизать с него мед.

Бернар Вербер

“Энциклопедия абсолютного и относительного знания”

Ваш Александр Смирнов

Чужое влияние: эксперимент профессора Эша 

В 1961 г. американский профессор Эш собрал в комнате семерых людей и сообщил, что они станут участниками эксперимента на восприятие. На самом деле из семерых опыт ставился лишь на одном. Шесть остальных были платными помощниками, задача которых состояла в том, чтобы ввести испытуемого в заблуждение.

На стене были начерчены две параллельные линии, 25 и 30 см длиной. Очевидно, что вторая длиннее. Но в ответ на вопрос профессора шестеро ассистентов называли более длинной 25-сантиметровую линию. Настоящий испытуемый в 60 % случаев тоже потом отвечал, что эта линия длиннее. Если он указывал на линию в 30 см, то шестеро дружно смеялись над ним, после чего 30 % испытуемых признавались, что ошиблись. Эксперимент воспроизвели на сотне студентов и преподавателей (не самая доверчивая публика!), и выяснилось, что девять из десяти способны убедить себя, что линия в 25 см длиннее той, в которой 30 см. Самое удивительное, что когда им открывали смысл проверки и роль шестерых других участников, 10 % все равно оставались верны своей противоестественной версии. Те же, кого принуждали признать ошибку, находили всевозможные объяснения: проблема со зрением, неверный угол обзора.

Бернар Вербер

“Энциклопедия абсолютного и относительного знания”

Ваш Александр Смирнов

Дилемма заключенного 

В 1950 г. Мелвин Дрешер и Меррил Флад открыли «дилемму заключенного». Выглядит она так: двух подозреваемых задерживают перед банком и помещают в разные камеры. Чтобы заставить их признаться в умысле ограбления, полиция делает им предложение: если ни один не заговорит, оба получат по два года тюрьмы. Если один выдаст другого, а второй ничего не скажет, то сознавшегося отпустят, а молчуна приговорят к пяти годам заключения. Если оба друг друга выдадут, то будут сидеть по четыре года. Каждый знает, что его сообщнику предложили ту же сделку.

Что происходит дальше? Оба думают: «Уверен, он расколется, выдаст меня, сидеть мне пять лет, а он выйдет. Несправедливо!» Следующая мысль у обоих такая: «А если выдам я, то освободят меня. Зачем нам обоим мотать срок, когда хотя бы один может этого избежать?» В такой ситуации значительное большинство испытуемых быстро сдает подельника. Учитывая, что тот рассуждает так же, оба получают по четыре года тюрьмы.

А ведь если бы оба держали язык за зубами, то отделались бы только двумя годами.

Еще более странно следующее: если воспроизвести эксперимент и разрешить двум подозреваемым обсудить варианты, результат не поменяется. Даже выработав общую стратегию, оба подозреваемых в конце концов друг друга выдают.

Бернар Вербер

“Энциклопедия абсолютного и относительного знания”

Ваш Александр Смирнов

Закон Мерфи 

В 1949 г. американский инженер капитан ВВС Эдвард А. Мерфи, работавший над проектом МХ981, изучал влияние торможения при аварии на человеческий организм. На теле летчика нужно было разместить 16 датчиков. Сделать это поручили технику, знавшему, что каждый датчик можно поставить в хорошем и в плохом положении. Все шестнадцать оказались поставлены в плохом положении. Мерфи отреагировал на это формулой: «Если что-то может пойти не так, то оно обязательно пойдет не так». Этот пессимистический закон («всемирный закон подлости», «правило падающего бутерброда» – «бутерброд всегда падает маслом вниз») приобрел такую популярность, что повсюду зазвучали народные поговорки по тому же принципу: «Если кажется, что все хорошо, значит, вы что-то проглядели», «любое решение порождает новые проблемы», «поднимающееся в конце концов опустится».

«Все, что доставляет удовольствие, незаконно, аморально или приводит к ожирению».

«Когда стоишь в очереди, соседняя очередь всегда движется быстрее».

«Все интересные мужчины и женщины уже разобраны, а если кто-то остался, то только со скрытым изъяном».

«Если кажется, что что-то слишком хорошо, чтобы быть правдой, то, скорее всего, так оно и есть».

«Качества, привлекающие женщину в мужчине, через несколько лет становятся невыносимыми».

«Теория – это когда что-то не получается, и ты знаешь почему. Практика – это когда что-то получается, но ты не знаешь почему. Когда теория совмещается с практикой, то ничего не получается, и ты не знаешь почему».

Бернар Вербер

“Энциклопедия абсолютного и относительного знания”

Ваш Александр Смирнов

Четыре тольтекских соглашения 

Матерью мексиканца Дона Мигеля Руиса была «курандера» (целительница), дедом – «нагуаль» (шаман). Руис изучает медицину, становится хирургом, но из-за несчастного случая испытывает «околосмертные переживания». После этого он решает приобрести шаманские знания и сам становится «нагуалем» из рода «рыцарей орла», посвятивших себя передаче учения древних тольтеков. В своей книге «Четыре соглашения тольтеков» он предлагает кодекс поведения – обобщение своего учения в виде четырех правил, позволяющих освободиться от коллективного влияния и избавиться от страха перед будущим.

«Первое соглашение. Да будет ваша речь безупречной».

Говорите честно, только то, что по-настоящему думаете. Не используйте речь ни против себя, ни против других. Речь – разрушительное оружие, осознайте его силу и обуздайте ее. Нет лжи и клевете!

«Второе соглашение. Ничего не принимайте на свой счет».

То, что говорят о вас другие, все, что они против вас делают, отражает только их собственную реальность, их страхи, их гнев, их выдумки. Пример: если вас оскорбляют, это проблема оскорбителя, а не ваша. Не обижайтесь и не корите себя.

«Третье соглашение. Не делайте никаких предположений».

Не начинайте придумывать гипотезы отрицательных вероятностей, потому что в них можно поверить как в очевидность. Пример: если кто-то опаздывает, вы думаете, что с ним могло случиться несчастье. Не знаете – наведите справки. Не верьте собственным страхам и собственной неправде.

«Четвертое соглашение. Старайтесь, как можете».

Обязанности преуспеть не существует, есть одна обязанность – сделать как можно лучше.

В случае неудачи избегайте самоосуждения, не вините себя, не сожалейте. Старайтесь, пробуйте, пытайтесь оптимально применять свои способности. Будьте к себе снисходительны. Примите то, что вы несовершенны и не всегда одерживаете победы.

Бернар Вербер

“Энциклопедия абсолютного и относительного знания”

Ваш Александр Смирнов

Богомол 

Среди экспериментов, доказывающих, что наблюдатель изменяет объект наблюдения и порой полностью фальсифицирует информацию, приведем пример с богомолом. Всегда считалось, что самка этого насекомого пожирает своего партнера по половому акту. Этот каннибализм долго питал фантазии ученых и лег в основу целой мифологии – сначала научной, потом психоаналитической. Однако это всего лишь ошибочная интерпретация. Дело в том, что пожирание самкой богомола партнера свидетельствует лишь о неестественности условий их спаривания. После полового акта она так голодна, что поедает все съедобное вокруг себя. В маленьком стеклянном аквариуме самцу некуда деваться. Самке необходимо восполнить израсходованные после утомительного полового акта протеины, поэтому она хватает то, что находит. Самец меньше ее, не может сбежать из стеклянной тюрьмы и оказывается единственной доступной жертвой. Самка бездумно расправляется с ним. В природе самец после спаривания поспешно удаляется, а самка утоляет голод любым насекомым, которому выпало оказаться с ней рядом. Самец, спасшийся бегством, отдыхает спокойствия ради как можно дальше от своей недавней партнерши. Голод после полового акта у самки и сонливость у самца свойственны многим видам.

Бернар Вербер

“Энциклопедия абсолютного и относительного знания”

Ваш Александр Смирнов

Кинцуги, или искусство «золотого ремонта»

“В японской культуре разбитый предмет может оказаться ценнее нового и нетронутого, так как починка считается дополнительным источником интереса.

Искусство ремонта в целях улучшения даже носит особое название – кинцуги (буквально: «золотое соединение»). Первые упоминания о кинцуги относятся к XV веку: тогда сёгун Ашикага Йошимаса послал в Китай для ремонта разбитый чайный сосуд. Согласно традиции, сосуд был возвращен с неэстетичными железными заплатками. Сёгун выразил неудовольствие, тогда японские мастера предложили починить сосуд с применением заметных стыков из покрытого золотом лака. Эти стыки стали новым украшением первоначального произведения искусства. С тех пор у сёгунов появилась привычка не выбрасывать разбитые керамические предметы, а давать им новую жизнь, – не скрывая повреждения, а подчеркивая их.

Успех кинцуги был так велик, что некоторые коллекционеры, особенно занимавшиеся чайной церемонией, намеренно били посуду, чтобы потом ее украсили золотые прожилки. Даря предметам вторую жизнь, кинцуги также воплощает мысль, что человек, переживший драмы, сломавшийся, но возродившийся, интереснее нетронутого, защищенного от превратностей бытия.”

Бернар Вербер

“Энциклопедия абсолютного и относительного знания”

Ваш Александр Смирнов