Как сопротивляться токсичной среде, окружению, идеологии.

В преддверии Великого Дня Великой Победы, захотелось поделиться одним текстом. Очень хочется сохранить здравомыслие посреди этого «маски-шоу». И вот мне встретился текст, который как мне кажется содержит некоторые ответы. Вот делюсь с вами.

Чтобы понять как целые социальные группы и даже нации становятся одержимы деструктивными идеологиями, нужно загуглить следующее:

— легендарные эксперименты Соломона Эша о конформности. Он показывал картинки, надо было сказать какие линии одинаковой длины, контрольной группе, где на испытуемых не оказывалось никакого давления и все отвечали правильно. И те же самые картинки он показывал группе, где испытуемые были обложены большинством из подсадных уток, которые громко и уверенно давали заведомо и очевидно неправильный ответ. В 75 % случаев — испытуемые, которые никак не зависели ни материально, ни психологически от результата!!! — выдавали такой же ответ как большинство. А если от этого зависело их вознаграждение, даже символическое — соглашались все 95 %. Эш провел еще ряд экспериментов и все они доказали одно и то же — человек, который озвучивает правильное решение, но не совпадающее с мнением большинства, испытывает чудовищный дискомфорт и вынести который способны очень немногие. Не более 5 %;

— «спираль молчания» Элизабет Ноэль-Нойман. Она провела эксперименты, которые доказали, что угроза социальной изоляции подсознательно воспринимается людьми как смертельная, поэтому человек скорее всего не выскажет свое мнение, если оно не совпадает с господствующими социальными установками. СМИ играют решающую роль в процессе формирования господствующего мнения. Спираль молчания не запускается, если общество здорово и может разрешать противоречия путем переговоров. Темы запускающие спираль молчания — это явления, которые имеют потенциал его уничтожить. Чем их больше — тем слабее общество. До полной потери способности к самоорганизации. Тогда возникает запрос на тоталитарное государство и внешнего врага.

— эксперименты Стэнли Милгрэма о подчинении авторитету. Когда испытуемые по приказу подсадной утки, заявленной как авторитетная фигура, доводили силу ударов током для человека, который по легенде имел проблемы с сердцем до летальной, не то что не протестуя, а даже не задавая вопросов. Про это снят фильм Obidience (подчинение);

— и наконец, любимый наш Филипп Зимбардо, доказавший, что охрану для концлагеря и зондер-команду можно легко набрать из обычных обывателей любого милого городка. Стэнфордский тюремный эксперимент. После этого он написал книгу «Эффект Люцифера и почему хорошие люди превращаются в злодеев», в которой сформулировал принципы развития нравственной стойкости. Как не стать охранником в концлагере или солдатом зондер-команды, даже если из каждого утюга рассказывают как это хорошо и подавляющее большинство людей вокруг уверены что это их долг, шанс и счастье.

Программа стойкости Филиппа Зимбардо:

1. Признавайте свои ошибки. Первый шаг противостоять злу — понять, что в мире нет идеальных людей.

2. Сохраняйте бдительность. Не совершайте фундаментальной ошибки атрибуции, помните что людей действуют исходя из ситуации, а не своих личных качеств.

3. Учитесь брать на себя ответственность. Большинство людей слепо подчиняются авторитету, но в Нюрнберге «я всего лишь выполнял приказ» не было оправданием для операторов газовых печей.

4. Цените и отстаивайте свою уникальность. Секретность, анонимность, масса — разрушают отношения между людьми и способствуют сокрытию преступлений. «Я как все» — такое же неоправдание как «я выполнял приказ»

5. Не подчиняться несправедливой власти. Не поддаваться принуждению несправедливого авторитета, который склоняет к нарушению нравственных и этических норм.

6. Ценить свою свободу и независимость. Не позволять манипулировать своим естественным желанием быть принятым в группу и построить крепкие социальные связи. Ставить свое человеческое достоинство и достоинство других людей выше, чем страх одиночества. Лучше быть одному, чем частью зондер-команды.

7. Ищите суть, игронируйте обрамление. «Триумф воли» и «Олимпия» фильмы за эмоциональностью и художественными достоинствами которых стояла самая отвратительная идеология в истории.

8. Дистанцируйтесь от аффектов. Люди, которые под влиянием эмоций, участвовали в геноциде, массовых убийствах, резне — через несколько дней не могли поверить, что действительно делали все это.

9. Никогда не жертвуйте личными и гражданскими свободами ради иллюзии безопасности. Защита в обмен на свободу — всегда процесс становления тоталитаризма и фашизма.

10. Верьте, что можете сопротивляться неэтичной и несправедливой системе. «Я ничего не могу сделать» — такое же неоправдание как «я выполнял приказ», «я делал как все».

Любой авторитарный режим стремится как можно дольше оставаться неизменным. И пустит в ход все — подсадных уток, громко кричащих через СМИ мнения, которым подчинится подавляющее большинство, запустив спирали молчания по всем проблемным темам. Поэтому Зимбардо убедительно доказал, что нельзя идти на компромиссы даже в мелочах. Шуточки и порочащие сплетни про другие нации, женщин, инвалидов, запугивания, даже замаскированные под шутку.

Нужно тщательно следить за чистотой своего окружения, не допуская даже малейших компромиссов с проявлениями расизма, фашизма, тоталитаризма и шовинизма, потому что механизм социальных связей нужен как раз для того, чтобы противостоять злу сообща. Чтобы развернуть его во вред, нужно подтачивать его десятилетиями, извращая базовые принципы гуманизма, запугивая и постепенно продвигая идею обмена свободы на безопасность.

UPD — некоторые пишут, что, мол, на самом деле все расисты и фашисты, просто скрывают и лицемерят. Ответ: «проекция» — гугл в помощь.

Некоторым кажется, что они очень тонко троллят, когда пишут, что если не допускать даже малейших проявлений фашизма и расизма — это тот же тоталитаризм и отсутствие свободы слова. Ответ: фашизм и расизм, не убеждения, а преступления, поэтому они не могут обсуждаться в контексте свободы слова и мысли, как каннибализм не обсуждается в контексте гастрономических пристрастий.

Автор: Лилия Ким, 21 апреля 2018 г.Санта-Моника, США

Сделайте мне красиво! или размышления практикующего процессора в кресле парикмахерской…

Сажусь сегодня в кресло к парикмахеру — пришел подстричься — а он меня спрашивает: «чем стричь будем, ножницами или машинкой?» Тут я впал в замешательство и подумал — а вот если вот так же приходит ко мне человек на сессию процессинга, а я ему такой говорю:: «Ну, чем процесситься будем? Расстановочки? Чистое пространство? Символическое моделирование? Гештальтик? Регрессия? Эмоционально-образная? Био-энергитика? Телесочка? ПЭАТ? Глубокое сканирование жизни? Сокращение эмоциональных травм? ППШ? УТТ? …»

Представляете лицо человека? Он пришел проблему решить, а я ему развернул во всей красе ковер с инструментами и стою гордо, довольный собой, прямо свечусь весь и сияю от своей профессиональной крутости — выбирай, мол! 🙂

Согласитесь — глупая ситуация.

В жизни, как процессор, я не беспокоюсь об инструментах, которые буду использовать в сессии. Просто провожу ритуал «чистого начала» и слушаю человека. Слушаю. Слушаю. И еще слушаю. Слушаю, пока нужный инструмент сам не окажется у меня в руках и не начнет «жечь руку». Тогда я пускаю его в ход и снова слушаю, слушаю, слушаю… Пока человек не прояснится или новый инструмент не появится в руке. А когда наступило прояснение — делаем «Чистое окончание».

Иногда одного инструмента бывает достаточно — заинтересованного внимания, иногда бывает нужна целая дюжина, но лучше всего, когда после завершения сессии вообще непонятно — сколько каких инструментов было использовано — настолько плавный и незаметный был переход от одного к другому…

Парикмахеру я так ответил: «Мне важен результат, а как и чем вы меня стричь будете, тут я полностью полагаюсь на ваш профессионализм и опыт. Просто сделайте мне красиво!»

К хорошему специалисту и на отдыхе очередь…. 🙂

Психотерапия — это неизбежный шаг

Сначала я процитирую этот текст.

Светлана Хмель ( lucky_chaky)

Я сделаю все наоборот.

Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Милый! Ты не обязан становиться инженером. Ты не должен быть юристом. Это не важно, кем ты станешь, когда вырастешь. Хочешь быть патологоанатомом? На здоровье. Футбольным комментатором? Пожалуйста. Клоуном в торговом центре? Отличный выбор».

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный, лысеющий клоун с подтеками грима на лице и скажет: «Мама! Мне тридцать лет! Я клоун в торговом центре! Ты такую жизнь для меня хотела? Чем ты думала, мама, когда говорила мне, что высшее образование не обязательно? Чего ты хотела, мама, когда разрешала мне вместо математики играть с пацанами?»

А я скажу: «Милый, но я следовала за тобой во всем, я была альфа-мамой! Ты не любил математику, ты любил играть с младшими ребятами». А он скажет: «Я не знал, к чему это приведет, я был ребенком, я не мог ничего решать, а ты, ты, ты сломала мне жизнь», – и разотрет грязным рукавом помаду по лицу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые ищут виноватых. И если ты этого не понимаешь, значит ты идиот».

Он скажет «ах» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

***

Или не так. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Не будь идиотом, Владик, думай о будущем. Учи математику, Владик, если не хочешь всю жизнь быть оператором колл-центра. Гуманитарные, че? В наше время таких дурачками называли».

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный, лысеющий программист с глубокими морщинами на лице и скажет: «Мама! Мне тридцать лет. Я работаю в Гугл. Я впахиваю двадцать часов в сутки, мама. У меня нет семьи. Чем ты думала, мама, когда говорила, что хорошая работа сделает меня счастливым? Чего ты добивалась мама, когда заставляла меня учить математику?»

А я скажу: «Дорогой, но я хотела, чтобы ты получил хорошее образование! Я хотела, чтобы у тебя были все возможности, дорогой». А он скажет: «А на хрена мне эти возможности, если я несчастен, мама? Я иду мимо клоунов в торговом центре и завидую им, мама. Они счастливы. Я мог бы быть на их месте, но ты, ты, ты сломала мне жизнь», – и потрет пальцами переносицу под очками. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время жалуются. И если ты этого не понимаешь, значит ты идиот».

Он скажет «ох» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

***

Или по-другому. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Я тут не для того, чтобы что-то твердить. Я тут для того, чтобы тебя любить. Иди к папе, дорогой, спроси у него, я не хочу быть снова крайней».

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный, лысеющий режиссер со среднерусской тоской в глазах и скажет: «Мама! Мне тридцать лет. Я уже тридцать лет пытаюсь добиться твоего внимания, мама. Я посвятил тебе десять фильмов и пять спектаклей. Я написал о тебе книгу, мама. Мне кажется, тебе все равно. Почему ты никогда не высказывала своего мнения? Зачем ты все время отсылала меня к папе?»

А я скажу: «Дорогой, но я не хотела ничего решать за тебя! Я просто любила тебя, дорогой, а для советов у нас есть папа». А он скажет: «А на хрена мне папины советы, если я спрашивал тебя, мама? Я всю жизнь добиваюсь твоего внимания, мама. Я помешан на тебе, мама. Я готов отдать все, лишь бы хоть раз, хоть раз, понять, что ты думаешь обо мне. Своим молчанием, своей отстраненностью ты, ты, ты сломала мне жизнь,» – и театрально закинет руку ко лбу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время чего-то ждут. И если ты этого не понимаешь, значит ты идиот».

Он скажет «ах» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

______________конец цитаты _________________________

Прочитал я это, посмеялся от души, а потом меня торкнуло! И тут для меня становится очевидным, что психотерапия — это неизбежный шаг на пути эволюции человека. Это не так очевидно из-за того, что приходит к этому очень малая доля нас, хомосапиенсов. Большинство так и уходят с этого света, как гнилой плод, не успев созреть на древе жизни, умирая от болезней и бесцельности жизни.

А ведь так уже бывало! Я уже однажды выжил один из сотен миллионов…. Когда был сперматозойдом… Тогда мне несказанно повезло, но видимо что-то еще помогло мне реализовать свой шанс.

А нет, это еще раз было до этого, когда я появился в теле моей бабушки в виде будущей яйцеклетки, и когда все (за небольшим исключением) мои сестрички погибли, так и не став созревшей яйцеклеткой, а потом и зародышем моего отца…

Так может быть у меня снова есть шанс? Родиться еще кем-то (или чем-то). Если я успею подготовить себя к этому переходу с помощью психотерапии. Так вот почему эта тема меня привлекает всю жизнь, и вот для чего это мне так нужно! И у меня есть какое-то интуитивное ощущение, что я даже нашел именно тот вид психотерапии, который мне подходит, и даже вроде бы времени у меня ещё достаточно…

Поэтому — до встречи на той стороне …

Ну или нет, если не повезет…

Логические ошибки превращаются в уловки, если принимающий информацию человек их не знает

логические ошибки, часть 1


логические ошибки, часть 2

Очень полезная и крайне нужная информация! Жаль, что она не попалась мне раньше лет на …дцать…

Ну и еще это прекрасное противоядие против любой прапаганды и вообще когда кто-то пытается тобой манипулировать. Ну и в обратную сторону тоже работает….

Давай с тобой поговорим…

«…Давай с тобой поговорим,
О том, как дни уходят в вечность,
О том, как ночью мы не спим
От одиночества согнувшись…
 
Давай с тобой поговорим!»
 
Людмила Семичева-Рехлицкая

Вселенная и наблюдатель

Интересно, на Земле есть места где людей не бывает почти никогда. И когда там никого нет, и никто не наблюдает, какое оно в этот момент?