Когда клиент назначает роль психологу

Когда клиент только начинает работать с психологом (либо это не первый, но другой, новый для него человек), часто бывает так, что клиент пытается встроить его в свою систему распределения ролей. 

Так уж случилось, что наш мозг достался нам от наших стадных предков. И мозг наш сформировался для выживания именно в условиях стаи. А для выживания в стае что самое важное? Определить свое место в иерархии стаи. Потому что чем выше позиция, тем ближе к кормушке и тем больше шансов выжить. Меньше всего шансов выжить у последних. Их все обижают и еды им не достается. Впрочем и у альфы тоже не все так прекрасно как хотелось бы. С одной стороны, он обижает всех, кого пожелает, он первый имеет доступ к еде. Но, с другой стороны, его положение настолько привлекательное для других, что за него нужно постоянно бороться. Слишком много претендентов занять это место — молодых, злых и голодных, мечтающих о власти… Вот поэтому “альфы” долго не живут…

Однако вернемся к нашему клиенту. Он приходит к незнакомому человеку (на сессию к психологу) и пытается определить свое и его места в стае. Присматривается. Приспосабливается. Сначала он пытается ошеломить психолога тяжестью и безвыходностью своей ситуации, описывая ему, какие страдания он переживает. Если психолога “зацепило” и он среагировал эмоционально, вовлёкся в эту историю, всё, он “попался”, он “на крючке”. Ему назначена роль “жилетки-утешителя”. И отныне он должен будет выслушивать и сочувствовать, вздыхать и жалеть. Такая у него теперь роль. И соответственно для комплекта к этой роли у клиента роль жертвы. И так образуется замкнутый круг и за его пределы уже не выйти. И ничего кроме сочувствия клиент от такого взаимодействия с психологом не получает. Хотя иногда это тоже бывает нужно. И вот тогда клиент может годами ходить к своему “психоаналитику”, как в бассейн. Или в баню. Или к парикмахеру…

Чаще всего клиенты пытаются сделать из психолога своих родителей — маму или папу. Таких, которых им не хватает в жизни. Или мужа/жену, друга/подругу… И тогда клиент влюбляется в своего психотерапевта…

С моей точки зрения, если такое происходит, это показатель профессиональной непригодности психолога, как специалиста. Это просто “фиаско”. Халтура. Некомпетентность. Будь у него хоть ученая степень и десяток дипломов. Пользы от такой “терапии” очень мало, и если даже она и есть, то очень поверхностная и недолговечная. Клиент в реальной терапии должен научаться самостоятельно справляться со своей жизнью. Это как после автошколы — водить машину. Как после кулинарных курсов — вкусно готовить. Как после курсов по дайвингу — погружаться и плавать на глубине. Как после курсов кройки и шитья — шить одежду. 

Ну, с клиентом понятно… А как быть психологу? Как не вовлекаться в навязываемые  клиентом игры, не надевать на себя навязываемые им роли? Ключом к этому является способность специалиста в сессии с клиентом удерживать свое пространство, сохранять состояние заинтересованного внимания без вовлечения. Этот навык достигается тренировками. Я не знаю обучают ли этому сейчас на психфаках университетов. Это такой навык “нижнего уровня”, очень базовый, но он настолько далек от научных основ психологии как научной дисциплины, что может выходить за рамки психологии как науки. Без этого навыка можно быть хорошим психологом-ученым, писать научные статьи, выступать на конференциях, защитить ученую степень. А для работы с живым человеком без всего этого можно легко обойтись. Для живого человека важнее умеете ли вы создавать и удерживать такое пространство в сессии, где клиент не играл в игры с психологом, а исследовал себя, находил и устранял то, что ему мешает справляться с жизнью.

Конечно в идеале наверное было бы здорово и иметь хороший научный базис и навыки создания терапевтического пространства. И наверное обе крайности плохи.

А как у вас? После получения диплома о высшем психологическом как работается с живым клиентом? Насколько полезным оказалось то, чему вас пять лет учили на психфаке? Чего бы вы добавили? Что бы убрали? Обсудим?

Ваш Александр Смирнов