Осторожно, работа мозга!

Однажды я наблюдал как работает мой мозг, и то что я увидел, меня поразило. Я тогда на личном опыте понял то, о чем раньше читал в книгах. Вроде бы там все было понятно, но до этого случая информация эта хранилась у меня под грифом “вероятно достоверна”. Теперь же, пройдя личную проверку, перешла в раздел “проверено, достоверно”.

Дело было на исходе 20-го века, приближался новый век, и в воздухе витало ожидание Миллениума и каких-то перемен. То ли конца света, то ли начала рассвета…. Я стоял на верхней палубе ледокола “Академик Федоров”, который полным ходом пробивался через сплошные льды к кромке самого южного и при этом самого сурового материка планеты — Антарктиде. Это было мое первое путешествие к южному краю земли и мое сердце трепетало от предвкушения момента когда я своими глазами увижу эту землю.

Но между мной и Антарктидой еще лежали многие мили сплошного льда. Вот как раз этой картинкой я и любовался, стоя на палубе, и греясь на солнышке. Я переключился в режим созерцания и постепенно мысли в моей голове смолкли, и безмолвие заснеженного океана вокруг меня просочилось и в мою беспокойную обычно голову. 

Было тихо и потрясающе спокойно. Будто время почти остановилось и я медленно плыл по его течению… Спокойствие, сила, безмятежность, вечность… Моя жизнь для этого пространства была такой же краткой, как одно мгновение для меня. Как это мгновение наполнить смыслом? И есть ли в ней смысл вообще?

Внезапно мое внимание привлекло серое пятнышко где-то далеко чуть правее курса ледокола. “Куст!” — тут же мой мозг выбросил мне табличку. “Да не… какой куст, тут же льды многолетние…” — подумал я. “Брошенный трактор!” — еще одна табличка от мозга. “Вероятность того, что это трактор, неотличима от нулевой…” И тогда мозг выбросил другую картинку, и когда я и ее отверг, он выбросил следующую…

И тут я вдруг ясно увидел механизм работы моего мозга. Он примитивен до отвращения. Мозг выбрасывает названия знакомых ему объектов, и если я соглашаюсь, то он начинает дорисовывать то, что я наблюдаю глазами, так, чтобы это соответствовало этому названию. Если в какой-то момент то, что я наблюдаю начинает противоречить предложенному названию, мозг, как ни в чем ни бывало, меняет название и начинает дорисовывать реальность уже под другой объект. 

Его работа в том, чтобы подтверждать мои предположения. Если предположений нет, мозг впадает в замешательство. В этот момент мозг перестает рисовать картинки от себя (точнее от меня, моего прежнего опыта), замолкает, и я в этот момент могу увидеть что-то, для чего у него еще нет названия. И вот только тогда я смогу первый раз увидеть что-то, понаблюдать и дать этому название. После этого опять все хорошо и мозг может вернуться в прежний режим работы.

Где-то я читал, что некие папуасы не видели самолеты, пролетающие над их островом, потому что в их мозгах не было раньше подобных объектов. Скорее всего они видели каких-то птиц, драконов или еще что-то, о чем они уже знали. Судя по моим наблюдениям это было похоже на правду.

А не такой уж и безупречный оказался наш мозг…